Любой моторист, даже не очень старый, знает: у мотора три врага

Помните Кощея? Он гордился тем, что лично закопал свою смерть неизвестно где.

Дизель тоже вполне себе бессмертен, и это чисто инженерное достижение. Долговечность дизеля действительно впечатляет. Но, вот жалость, «смерть» его зарыта не так далеко и надежно, как Кощеева.

Практически любой Иван-дурак способен, не стаптывая сапог и не совершая подвигов, добыть эту смерть. Хотя чему тут радоваться? Дальше сказочке конец, а ремонту – начало…

Любой моторист, даже не очень старый, знает: у мотора три врага.

Первый враг. Едва ли не самый страшный – детонация. Но эта зараза убивает бензиновые моторы.

Так что для дизеля остается лишь две наиболее вероятных  вида ранней смерти.

Второй враг. Холодный запуск. Если не планируете переезд в тропики, этого врага победить не получится. Но его можно избегать и обманывать.

Начну с теории. Если внимательно и глубоко изучить техданные на компоненты, особенно на уплотнения и сальники, то сделается понятно: европейские производители не готовят автомобили к испытанию холодом. Граница работоспособности ответственных уплотнений близка к  -20 по Цельсию. Фактически, запуск мотора при температуре ниже минус 15-17 градусов уже создает риски.

А ведь я еще не завел древнюю, как автопром, песнь о моторном масле и холодах.

Что же делать? Исключаю радикальные меры – «купить теплый гараж». Есть ведь и предпусковые подогреватели и иные методы смешные, недорогие, но действенные — вроде парковки над теплотрассой.

Понятно, такие рецепты похожи на полумеры и издевательство. Но в средней полосе России климат стал мягче, отчего бы не пошутить на радостях? Во многих городах критические холода краткосрочны. Можно не заводить мотор день или два.

Третий враг. Перегрев. Ради него и начата эта сказка. Он самый коварный, он – невидимка. И убивает за считанные минуты.

Вы сразу подумали про лето и пробки? Зря. Начну издали, чтобы моя мысль была яснее.

Наверняка вы хотя бы раз видели, как автомобиль испытывают на мощностном стенде. Не лично, так в сети. Картинка перед глазами встает?

Змееподобные трубы отсоса выхлопа. Мощные «капканы» —  крепления и страховки, которые удерживают автомобиль на беговых барабанах, страхуют от жестоких рывков при наборе и резком изменение мощности.

И самая зрелищная часть антуража: два (или даже больше) огромных вентилятора перед глянцевым, до блеска отмытым мотором.

Это не аэродинамическая труба! Вентиляторы необходимы для охлаждения двигателя. Но почему они такие огромные? Чтобы понять, давайте изучим тепловой баланс дизеля.

  • 45% — это полезная работа, не так уж мало. У бензинового собрата — лишь 32-35%.
  • 20% — теплота, отводимая в систему охлаждения.
  • 35% — теплота, которая отводится через излучение и выброс отработавших газов.

И еще одна цифра: при увеличении скорости воздуха на 10 %, отвод теплоты радиатором увеличивается лишь на 7 %. То есть с горячего мотора снимать тепло сложно, для этого требуется очень мощный поток воздуха.

Собственно, теперь роль громадных вентиляторов понятна. Как и важность тщательной очистки мотора. Тепло забирает не только радиатор – а он работает лишь при мощном обдуве. Тепло «снимается» непосредственно с тела блока и головки, с картера, со всех поверхностей. Тепло смывается моторным маслом и рассеивается в катере.

В дорожных условиях, когда автомобиль мчится с огромной скоростью – 180, 200, 250 км/ч, — он получает обдув.

На стенде автомобиль неподвижен. Только вентиляторы спасают его от тепловой смерти.

«Я не гоняю, езжу спокойно, зачем грузить меня этим экстримом?», — спросите вы.

Да затем, что экстрим может запросто приключиться без рева мотора и гула вентиляторов, в тихом дворике. И вы даже не заметите, как смерть заберет ваш мотор, и, презрительно хмыкнув «маловато будет», потянется к трансмиссии…

Я говорю о банальной буксовке.

Дворы тесные. Зима. Наледи тут и там. Ничего серьезного, всего-то надо втиснуться или проскрестись во-он туда, до выезда. Пустяк.

Но что происходит при буксовке?

С механической коробкой вы хотя бы сами выбираете передачу! Первую или вторую обычно. Дальнейшее – понятно.

Газ! Мотор выдаёт высокую мощность. Автомобиль стоит на месте или медленно, очень медленно ползёт-танцует по снегу и льду. Шины шлифуют колею. Обдува нет. Но разве водитель об этом думает? Он в ловушке. Возникает если не паника, то растерянность, спешка, азарт… Эмоции делают водителя невнимательным. Он следит за габаритами – тесно! Он решает главную проблему: выбирается из ловушки.

Это совсем не похоже на грандиозную картину «испытания на мощностном стенде». Но для мотора все хуже, чем на стенде! Обдува нет, нагрузка меняется хаотически.

Только опытный и хладнокровной водитель в такой ситуации обратит внимание на датчик температуры двигателя. А если и обратит! Фактических данных не увидит, только примерное положение стрелки.

Если бы на приборную панель были выведены реальные цифровое показания температуры рубашки охлаждения, они могли бы напугать.

Температура в таких условиях может расти стремительно, прыгать вверх невероятно быстро. Считанные минуты, несколько длинных нажатий на газ – и  температура выходит далеко за отметку в 100 по Цельсию. Мотор уже «закипел»… но это никому не известно.

С автоматической коробкой все обстоит хуже. Из-за спешки и недопонимания водитель редко использует в такой момент принудительное ограничение по переключению передач. Колёса буксуют, электронная система управления оценивает скорость их вращения и нагрузку, быстро переключает  передачи вверх — на вторую, третью, четвёртую и даже пятую. Тут одна из шин прогрызает дыру в ледяной корке, цепляется за твердое покрытие. Происходит мгновенное, ударное и неравномерное «право-лево» торможение! Взрывная нагрузка бьет дифференциал, мощнейший рывок жжет фрикционы коробки.

Ад для мотора и всей трансмиссии. Кстати, многие АКПП имеют свои радиаторы. И тоже перегреваются, и тоже не получают обдува…

Сколько минут система может сопротивляться? Именно минут. И – очень мало. Пять, десять, пятнадцать…

Это страшнее разгона до максималки. Это ужаснее дикого дрифта.

Тепловая смерть.

Хроника последних минут внутри двигателя такова.

Выбираются тепловые зазоры между поршнем и стенками цилиндра.

Идет нагартовка поршня. Материал поршня и без того прочный, а под термическими нагрузками он получает многократное поверхностное уплотнение и упрочнение. Твердость его становится сравнимой с твердостью стеклореза.

Нагартованный поршень принимает новые термические нагрузки, еще более расширяется и начинает яростно драть стенки цилиндра, уродуя их глубокими бороздами. Материал блока слабый, даже рыхлый. Он упрочнён лишь в зоне контакта с поршнем, и он теряет свою твердую «шкуру» безвозвратно.

Масложорство – первый эффект буксовки и перегрева.

Если даже все не зашло дальше, если вроде бы обошлось – это иллюзия. Борозды на зеркале цилиндра уже не убрать. Никакие кольца не снимут оттуда масло. Резкий рост расхода — будет.

Капремонт или замена. Это второй эффект, совсем уж страшный. Причем поршень будет после разборки выглядеть гораздо менее пострадавшим, чем блок.

Износ АКПП, износ дифференциалов. Об этом уже говорил.

Если представить то, что происходит в цилиндре, не инженерно, а образно… процесс я бы сравнил с намазыванием поршня на стенки цилиндра или наоборот, намазыванием цилиндра– на поршень. Жутко звучит, я ведь говорю не о бутерброде. И цена такого «обеда» — миллионерская.

В сказках предполагается мораль. Тут все просто.

Осторожнее с буксовкой! Не надо делать вид, что все в порядке. Не надо верить, что на малой скорости и тем более на месте, зимой, вы все контролируете.

Двух полутораметровых вентиляторов у вас с собой точно нет. И свободных денег на капремонт, возможно, тоже…

Материал подготовила: Оксана Демченко
Фото: Юрий Буцкий

Предыдущая статьяМРОТ в России в 2022 году
Следующая статьяDENSO: «Работа с колледжами — наш важнейший приоритет»