Ничего заранее не узнавайте о том, что это за зверь – дизельный ремонт. А то сюрприз не случится

А если чуть серьезнее, то многие проблемы и конфликты начинаются именно с непонимания того, насколько специфичен дизельный «процесс». Как правило, это ведь не штатный сервис, это реанимация или даже хуже, черное волшебство некромантов над хладным трупом… но даже такое нетривиальное действо начинается скучно – с приемки.

Этап 1. Старт ремонтного марафона, или – «Добро пожаловаться»

В дизельный центр редко приезжают. Чаще «опекуны» звонят и добираются без автомобиля, который давно не на ходу. Хотя – как сказать! Он мог уже устать от перемещений на эвакуаторах от одного дизельного гуру к другому. Или же он мертво стынет в гараже, «вскрытый», а его железные внутренности возят по городу… брр. Звучит все неаккуратно. А вот смотрится порой компактно и удобно. Возят чаще всего форсунки.

Ну вот они прибыли. Хорошо, если в комплекте с тем самым водителем, который был за рулем и знает историю болезни. А даже если знает! Он не всегда может точно и внятно рассказать эту историю и отделить важное от случайного.

Когда мотор не завести, проблема становится «статичной». И такую ее понять можно лишь пошагово, при многоэтапной диагностики. Увы, весьма дорогой…

Предположим, клиент полностью уверен, что проблема «в дизеле». Но прав ли он? Автомобиль – тот же организм. В нем все взаимодействуют, и сбой одной системы сказывается на многих иных. Водитель же замечает лишь последнее звено цепочки неполадок – перебои в работе мотора, рывки, хлопки и т. д. Для диагноза таких данных мало. Так что первая задача диагностики – подтвердить или опровергнуть «виновность» дизеля.

Этап 2. Заведем – не заведем…

Очень важно понять: мы все же реанимируем – или работаем в морге, с трупом? Живых выхаживать удобнее и быстрее. Так что хороший дизельный центр приложит все силы, чтобы мотор завести. Для этого имеется специальный  реанимационный набор. Он компактный, с ним можно работать и на выезде. Задача — определить последовательно: есть ли топливо в баке; поступает ли оно к топливному насосу; создает ли насос достаточное для запуска давление – и так далее, по всей цепочке от бака и до форсунок. Если весь путь пройден, все промежуточные системы и узлы «отозвались» и работоспособны, но мотор не запускается, у нас возникают основания сказать: проблема в форсунках!

Для теста форсунок  к каждой индивидуально можно подключить патрубок с подачей топлива. Запустить систему в «защищённом» режиме и надеяться на лучшее. Заработала? Значит, даст ценные сведения. Обратный поток топлив в сборные колбы поможет определить равномерность подачи по всем форсункам и потребление – то и другое важно. К слову, допустимая разница в обратном сливе – не более 7%.

Этап 3. Подлый обман мотора, или запуск в обход штатных электронных систем

Используем имитатор импульсов датчиков коленвала и распредвала. Он создает впечатление у мозгов ECU автомобиля, что распред и «колено» крутятся, а значит — двигатель работает. Такой обман систем дает мастеру возможность наблюдать их, как будто он живые и исправные: опрашивать все исполнительные механизмы, в том числе форсунки, клапан EGR и иных «персонажей»…

Такой обман – наш последний шанс методом исключения найти датчик, который дает неправильный сигнал и блокирует запуск. Этап кропотливый, но труд того стоит! Все датчики в дизельном варианте дорогие, (самый бюджетный – не меньше 10 тысяч рублей), так что игра в ремонт «давайте менять все по порядку – это злой лохотрон, раздёргивание нервов клиента.

К слову. Оцените точность такой работы: при регулировках мы добиваемся зазоров никак не больше 4 микрон!

4 этап, он же — последний «бюджетный»

мы уже работаем не с автомобилем, а с форсунками, снятыми. Ключевые слова для понимания расходов времени и денег – форсунки еще не разобраны. Их разборка – очень дорогая и уже необратимая часть процесса. Если начали, то надо идти до конца.

Форсунки помещаются на стенд. Задача — оценить срабатывание электромагнитного клапана. Тест идет при давлении 600 бар, смешном для дизеля, но достаточном, чтобы система сочла: двигатель работает. В тесте мы смотрим два параметра — поток и распыл. Форсунка безбожно льет? Значит, прямая ей дорога в разборку, морочиться с реанимацией и настройками нет смысла.

Этап 5. Уже совсем не диагностика. Еще не совсем ремонт

Начинаем с ультразвуковой  мойки: долой все механические загрязнения снаружи и из внутренних полостей. А дальше тест на остроту зрения и твердость руки. Самая мелкая деталь форсунки — запорный шарик диаметром 0,8мм. Он бывает пластиковым. Уронили? Даже магнит не поможет в поиске… Одна радость: искать и не надо. Шарик – одноразовый.

Этап разборки завершается повторной мойкой. Вообще чистота – это очень дизельное понятие.

Этап главный по технологиям, важности и цене – ремонт

Провести ремонт можно только в чистой комнате. Той самой, которая стоит очень дорого и похожа на операционную или крутую лабораторию. В этой зоне нет пыли. Зато есть дорогущая система фильтрации и спецкостюмы для сотрудников.

Чистая комната – она очень немецкая по своей природе: ахтунг и орднунг!  Никакой спешки. Никаких ловких улучшений процесса с помощью «соображалки». Скучно, без всякого разнообразия, как роботы – по технологии от «а» до «я»…

Если привести в пример форсунки Bosch (а их в работе очень много), то работник с самым большим опытом и самым нордическим темпераментом, не совершая ни единой ошибки, все равно не сможет за смену отремонтировать и больше двух комплектов по 4 форсунки. Мы говорим о самом стандартом моторе, где комплект – это в среднем 4 форсунки.

Кстати, полный ремонт с разборкой допускают и технологически поддерживают полностью лишь два бренда: Bosch и Delphi.

Центр монтажного стола – микроскоп, соединенный со своеобразным стапелем. Их дополняет камера, которая пишет данные для архива. Дизельный ремонт предельно прозрачен и строго протоколирован!

Стапель, микроскоп, камера, специальный монтажный ключ – все они вместе составляют единую систему. В этой системе контролер процесса (а это не человек, а ПО концерна, хозяина технологии) знает буквально все: положение каждой значимой детали, угол поворота ключа, усилие затяжки и так далее. Процессы отслеживаются, контролируются, перепроверяются. Итог — полный протокол испытаний, присвоение форсунке индивидуального номера. Эта часть работы глобальна и проходит в головном центре, где хранятся все данные обо всех форсунках мира. Суть присвоения номера – не только в прошивке конкретных данных о параметрах, но в полном признании качества и ресурса данной форсунки по итогам ремонта.

Важная и безумно дорогая часть оборудования — динамометрический ключ, а вернее электронный комплекс контроля и исполнения технологии. Процесс ремонта по технологии Bosch включает более 60 операций этим ключом. Каждая остается в базе данных!

«Оригинальный» ремонт не может быть сокращен во имя бюджета. Замена целого ряда деталей прописана как обязательная и не зависит от степени их износа. Итоговая форсунка имеет ресурс новой и получает номер – именно наравне с новыми! Итоговый ее тест – аналогичен проверке новых изделий.

Ценнейший и не подделываемый документ «оригинального» дизельного ремонта – это пара тест-планов с испытательного стенда: до ремонта и после.

Материал подготовила: Оксана Демченко

Предыдущая статьяПятый региональный финал «Лучший автосервис 2021» – Северо-Западный регион
Следующая статьяС 22 августа 2021 для заключения полиса ОСАГО более не будет требоваться предоставление сведений о прохождении техосмотра